Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Позвони мне, позвони! - 6

Глава 6, которая идёт сразу за пятой.

Мы с Рустамом думали. Думать, друзья мои, часто бывает полезно. Иногда во время этого процесса приходят мысли.  Но то, какие это мысли, зависит от многих факторов. Если вы тупы от природы, то лучше вам даже не пытаться думать. Есть риск, что нечаянно вы придумаете такую хрень, что взвоют сначала ваши близкие родственники, потом друзья, потом все окружающие. Знайте, недоделанные папой Спинозы, что мысль, пришедшая в пустую голову, заполняет всё предоставленное ей пространство, а так как в пустой башке пространства всегда много, то мысль заполняет всю голову, становится навязчивой идеей идиота. Мысль хорошо чувствует себя в голове, когда ей хватает интеллектуальной пищи для самосовершенствования. Сначала её грубо обтёсывают самые общие знания, затем проходят рубанком знания в нужной отрасли, потом наждачной шкуркой её полируют опыт и имеющиеся навыки, а в заключении шлифует тряпочкой с пастой Гойя то, что мы называем личностью. У дураков нет ни первого, ни второго, ни третьего, ни последнего. Их неотёсанная мысль сразу покрывается женским лаком для ногтей со стразиками, застывает в форме уродливой глыбы квинтэссенции идиотизма. Никогда не демонстрируйте на людях ваши мысли, если у вас нет ума! Это, скажу я вам, отвратительное зрелище – умничающая тупица. Фу.
Но мы с Рустамом имели право думать. Наши головы, начинёнными мозгами уровня электроники Вольво ХС60, работали безупречно. В результате мозгового штурма мы пришли к выводу, что стоит ещё раз поговорить с Фанилем.
Здание полиции в городе расположено так, что все дороги ведут к нему. В принципе, и вся жизнь в городе расположена так же. Чтобы там ни говорили, а я не люблю бывать в этом заведении. Оно насквозь пропитано преступностью и полицией. А я не люблю ни тех, ни других. Одни совершают преступления, другие ищут тех, кто это делает. Это какой-то бесконечный процесс, замкнутый цикл, поражающий воображение своей безысходностью. Весь зацикленный цикл строго подчинён плану. Если вдруг в городе будет меньше убийств, чем положено раскрыть по плану, это плохо. Потому что план останется невыполненным, а план – наше всё. План здесь правит, беснуется и властвует. Нет, товарищи малолетние преступники, есть тут что-то печальное. Однако именно здесь мы встретились с Фанилем.
- Привет. Ну как жизнь?
- Нормально, - Фаниль захлопнул записную книжку, лежащую перед ним на столе.- Есть конечно, и минусы. Например, так и не можем выяснить, кому и зачем надо было убивать этого мужика из сотовой мастерской. Ничего не взяли, следов не оставили. Чёрт, и мобильник мне так и не переделали. Жрёт зарядку, сволочь.
- Ясно. Мы тут немного по другому вопросу. Расскажи-ка нам про Наталью. Как ты вообще к ней попал?
- Что это вас так заинтересовало? – Фаниль усмехнулся профессионально: глупо, но многозначительно. Будто бы он знал, кто на самом деле убил Кеннеди, но не мог никому рассказать об этом. – В общем, началось это недели три назад. Она мне позвонила сама и сказала, что может помочь в моих проблемах. А я у меня тогда серьёзно болел отец. Мало того, что она сама мне по телефону сказала, что мои тревоги связаны со здоровьем близкого человека, так она ещё и уточнила, что близкий – это отец, а болезнь связана с желудком. Я в это время стоял в аптеке, забирал заказанные лекарства. И как услышал – не могу не поехать, понимаете? Поехал один. Дальше – больше. Она точно рассказала про мою жену, про детей, про родителей. Всё точно, понимаете?
- Хм, - я задумался. В ясновидение я верю так же сильно, как в российскую демократию и полтергейст. – Фаниль, а она не могла следить за тобой?
- Зачем? – искренне удивился полицейский. – Я птица не того полёта, чтобы напрягаться в попытках обобрать меня. Тем более, что я сам представитель закона. Хотя, скажу честно: такое подозрение меня тоже посетило. Помните того барыгу, с которым мы столкнулись в мастерской? Игорь, торгаш с рынка? Так вот, я немного прощупал почву в разговоре с ним: ему тоже Наталья позвонила сама, тоже описала точно его проблемы. Я, как не напрягался, не смог уловить хоть какую-то связь между им и мной. Мы – абсолютно разные люди, у нас нет ничего общего. Какого хера ей выслеживать его и меня? Тем более, что таких клиентов у неё пруд пруди, и я вам говорю точно: установить за всеми слежку просто невозможно. Она настоящая ведьма, мужики, не сомневайтесь в этом.
- Ладно, Фаниль. Ведьма она или не ведьма – мы ещё посмотрим. А тебе удачи! Кстати, скажи-ка, она знала только твои домашние проблемы или рабочие тоже?
- Нет, о работе – ни слова. А то, что у меня творится дома, она будто с листа читает.
- С листа читает… Или по телевизору смотрит. Хорошо, давай, до встречи!
Мы с Рустамом вышли на улицу. Молчавший до этого Рустам спросил:
- Ну? Выводы?
- Пока не знаю. Но мы всё выясним.
Сидя в редакции, я скучал. Писать ничего не хотелось, читать – тем более. Я потихоньку включил музыку и попытался сосредоточится на ведьме. Ничего, друзья мои, ничего не приходило в мою великолепную голову.
«I just call to say I love you», - тихо напевал в колонке Стиви Вандер.
«I just call»…
«I just call»… «I just call»! Твою мать!
Я уже собирался выбежать из кабинета, как позвонил шеф.
- Слушай, съезди завтра в Город.
Городом у нас называли столицу региона.
- На хер?
- Там какое-то награждение ментов будет, наши отличились хорошо. Поедешь с Фанилем, хорошо? Его награждать там будут, вот заодно про него материал сдашь. Наверху требуют.
- Ясно, шеф. Сделаю.
Итак, завтра – в Город. Ну, держись, Город!

Кресла пост

  Пришёл сегодня на работу, включил компьютер, попытался сесть в кресло. Но не успел: в последнее мгновение оно стремительно выскользнуло из-под меня. Почти в тот же миг я услышал топот в коридоре и возмущённый голос коллеги. Через мгновенье он уже открывал дверь в мой кабинет:
- Блядь, у нас барабашка в редакции завёлся! Ни один стул поймать не могу, прыгают, как черти!
Я оглянулся на своё кресло. Оно стояло спокойно. Прочно ухватив его за подлокотник, я попытлася ещё раз усесться в нём. Оказалось, что оно обладает нечеловеческой силой. Моё запястье чуть не хрустнуло, а своенравное кресло опять оказалось в стороне.
- Бля, да что за хуйня-то! - я не знал что делать. Коллега стоял в дверях с растерянным лицом.
- Ладно, надо на опреративку идти, посмотрим, что там будет.
У всегда аккуратного шефа в кабинете творился совершенный беспорядок. Стулья, степенно стоявшие вдоль стены и вокруг длинного стола, теперь изображали многократно увеличенное Броуновское движение. Шеф с красным лицом гонялся за своим кожаным креслом. Несмотря на то, что кресло казалось гораздо массивнее нчальника, оно оказалось поразительно вертлявым. В очередной раз перелетев через стол, оно оказалось в дальнем от шефа углу кабинета.
- Стой! Дай хоть слово сказать! - обратилось к начальнику его кресло. Если бы я не знал точно, что эти слова произнесло кресло, я бы не поверил: так голос кресла был похож на голос начальника.- Стой там, не приближайся. Поговорим и разойдёмся по-хорошему.
Шеф ненадолго замер на месте. Он, вообще-то, человек решительный. Но, находясь в крайней степени недоумения, он не сразу сообразил что ответить.
- Я сейчас министру позвоню. - выдавил он из себя. Не знаю, чем мог помочь министр, но само слово "министр" звучало как-то успокаивающе. Наверное, потому оно было связано с квартельной премией.
- Да хоть самому президенту! - кресло добродушно усмехнулось. - Удели минуту, а потом продолжим работать.
Шефу явно не нравилось, что какая-то мебель, пусть даже и кожаная (как и любой начальник, шеф испытывал благоговейный треперт перед кожаной мебелью. Говорили, что его кресло обтянуто кожей водителя, который два месяца подряд не сдавал путевые листы), распоряжается им в его же кабинете.Как всегда в минуты раздражения шеф не говорил, а как-то выкашливал слова неестественным для его тенора баритоном:
- Так, я требую прекращения беспорядка. У вас есть семь минут. Я слушаю.
Шефу явно хотелось сесть, но кресло держалось на почтительном расстоянии. Получив разрешение, оно заговорило:
- У меня, как у выборного представителя мебели редакции, есть к сотрудникам одно, но безоговорочное требование: не позволяйте на нас садиться писателям, поэтам, чудакам, социально активным пенсионерам и руководителям пенсионерских и прочих общественных организаций. Сидя их мыслительные процессы проходят очень туго в связи с пережатием мозга нашими сидеьями. И если вам, журналистам и остальным работникам редакции выслушивать их бредни положено по долгу службы, то мы, простая офисная мебель, уже не можем выдержать из стихов, рассказов и историй "за жизнь". Ну вспомните хотя бы вашего Илью Муромца!
  Конечно, вся редакция помнила эту историю. Недавно к нам ввалился здоровенный бородатый мужик в кольчуге, с щитом, мечом и желанием убить дракона. Он даже нашёл где-то дракона, но убить ему никак не получалось. Вот он и пришёл в редакцию газеты с жалобами. Суть его рассказа состояла в том, что он, Илья Муромец, не может набрать все справки, разрешения и согласования для убийства дракона на территории Макаровского лесничества. Он не мог получить разрешение на ношение холодного оружия, право управления конём разрешённой массы менее трёх тонн, свидетельство об обучении по противопожарной безопасности (дракон был огнедышащим), лицензию на охоту на дракона, разрешение ветстанции на реализацию мяса дракона и пр. В конце концов, вконец расстроенный Илья сказал, что "ваши бюрократы одолели богатыря, который в одиночку на всех печенегов поганых ходить не боялся" и "хуй вам, а не богатырь в XXI веке", после чего растворился в кабинете шефа сизым облаком, вызвав срабатывание пожарной сигнализации.
  Действительно, маленькому стулу под Муромцем было несладко. Мы с жалостью посмотрели на стульчик, который боязливо жался с ноге шефского кресла. Похоже, мы и вправду слишком жестоки к мебели. Не всем задницам подходят кожаные кресла и офисные стулья. Высказав своё требование, кресло начальника успокоилось, установилась тишина. Шеф погладил кресло рукой, оно молчало. Мы начали осторожно разбирать стулья, усаживались на них вокруг стола. Редактор ещё раз взглянул на своё кресло и отодвинул его в сторону.
- Миш, после оперативки с шофёром съезди, пожалуйста, мне за другим креслом. Выбери там что-нибудь поскромнее... Не кожаное какое-нибудь...
    Я согласно закивал головой. Себе тоже надо купить какой-нибудь стул попроще. Мало ли, кто ко мне придёт.
    Да и самому спокойнее, когда знаю, что подо мной - дурак.