Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Русско-питерский словарь

Здорово, братюни! Появилось время слегка оживить жжешечку. Я тут недавно вспомнил, что имею некоторую причастность к пишущей братии. Знаю, что некоторые её представители готовы драть дёру в любые края, где за это платят (ха-ха-ха). Именно им я и хочу посвятить сегодняшний пост. Я уже не первый месяц живу тут, поэтому наслушался. Итак, краткая методичка для лимиты.


Collapse )

Запилил колонку

Нет, я не собираюсь порывать с Башкортостаном. Особенно с порталом ufa1, куда я опять запилил свою колонку. Читам, лайкам, репостим. Думаем, огорчаемся, бежим читать Бека и Симонова.

Путешествие из Ишимбая в Петербург

Ещё пару недель назад, выезжая из Ишимбая куда-нибудь в сторону Стерлитамака или Уфы, думал: "Вот бы такая погода стояла в день, когда я поеду отсюда в Питер!"
Нет, такой погоды не было. 22 марта утром было пасмурно.
Тем не менее, в это утро через мост в Кусяпкулово выехала моя старая "Нексия". Е
ё ждала дорога длиною в две тысячит триста километров.
Уже в Белебее я подумал, что
путь будет непросым: уарил небольшой мороз, дорогу закрыл туман,а ели вдоль трассы спрятали свою зелень под белизной инея. Весна проиграла какую-то небесную битву зиме. Что ж, бывает.
Дорога
до Казани, в общем-то, знакома. Рад был уехать из Башкирии: дороги здесь не самые лучшие. До татар нам далеко. Хотя и первая сотня километров далась нелегко.  И причины тому были как объективные, так и субъективные.
Объективные  - это б
агажник на крыше, а субъективные – способ его установки.

Дело в том, что при переезде всей семьёй требуется увезти огромное количество вещей. А мне, как человеку жадному и практичному, хотелось захватить ещё и комплект летней резины (я поехал на зимней, не зная, какая будет впереди дорога; как оказалаось, я поступил мудро). В итоге был найден выход в виде багажника отца (т.н. тестя), который начал свою трудовую карьеру ещё лет двадцать назад на крыше «семёрки». Конечно, он не вполне подошёл к креплениям «Нексии», но мы прииложили силу и смекалку и, как нам показалось (о, святая простота!), что закрепили мы его надёжно. На нём разместились комплект резины, Лёвин велосипед, его же коляска и две коробки памперсов. Как я думал, это немного. Это, как выяснилось, много. Очень много.

Обычно километрах на восьмидесяти я включаю пятую передачу. На гружёной машине или если тороплюсь – на девяноста. В эту поездку я и мечтать не мог включить пятую на скорости ниже ста. А до ста не мог разогнать с этим багажником, который через сто двадцать километров пути потерял свою обёртку из «суперпрочной» бумаги, а через полоторы тысячи отвалился к чертям. Впрочем, об этом позже. Пока мы проехали Казань и свернули в сторону Чебоксар.

Дороги, друзья мои, это зеркала, в которых отражается экономическая успешность региона. Если в Татарии всё блестело в этих зеркалах, то в Чувашии в основном встречались только осколки. Хорошие дороги только около Чебоксар, всё остальное – что-то типа Башкирии (простите, Башкортостана). Нашлёпки, отсутсиве разметки... Мрак, жуть и скука.

В Чебоксарах шёл снег.

Тогда он был ещё не сильным.

Багажник на крыше тоже ещё держался. Мы ехали в Нижний Новгород.

Скажу с огорчением, не впечатлил он меня. В отличие, например, от Ярославля. Древний в нём не только кремль. Всё там какое-то древнее и дряхлое. Кроме гаишников.

Ночь. Я переваиливаюсь через железнодорожние пути на самом выезде из города. Навстречу – они. «Форд» «Мондео» (сцуки!), включают «люстру» и «крякают». Прижимаюсь к обочине.

- Здравствуйте, инспектор ДПС... эээ... У вас там что, ребёнок?

- Да, - «что», блеа, это говно и ДПС, и ребёнок – он «кто».

- Вы переезжаете?

- Да.

- К нам? В Новгород? – испектор напыжился. Он стал воплощением гордости. В этот момент с него можно было лепить главную скульптруру на городскую площадь.

- Нет, в Питер.

- Через Новгород?

- Ага. Не хотелось ехать через Москву.

Это правда: я ехал в объезд Москвы через Новгород, Вологду и Тихвин.

Я этот момент Лёва заплакал.

- Он не спит?

- Спал. Разбудили его.

- ладно, счастливого пути. Езжайте.

Инспектор даже не стал смотреть документы. Он здорово расстроился: думал, что этот чувак нагрузил свою старую машину награбленным добром и вывозит всё это за пределы Новгорода. А тут – банальный переезд.

Ну, и ладно. Проехали Новгород, встали на ночёвку.

Лёва всё это время вёл себя молодцом. Тем более, что я слегка тюнинговал перед поездкой свой автомобиль: в мой подголовник был вделан моими умелыми руками планшет, на котором крутились мультики. Лёве скучать было некогда.

Самое интересное началось на второй день. Выехали утром. Настроение хорошее, погда отличная. Планировали поздно вечером приехать в Петербург. Но не вышло.

В Иваново – пробки. С тоской осмтраивал сквозь стёкла основную достопримечательность 7города: невест. Какое счастье, что я женат! Так сее невесты. Зато видел розовый «Хаммер». Чудовищно. На выезде – парашютный завод. Больше смотреть нечего.

Дороги от Иваново в Ярославль нет. Нет, она как бы есть, но на самом деле её нет. Едем кое-как, быстрее восьмидеяти толком не разгонишься. Местами внезапно появляется хорошая дорога, покрытая новым асфальтом. Но эти островки счастья редки и недолги.

Очень много церквей. Почти все – разрушены или заброшены. Вообще, как я заметил, дела с этими религиозными объектами не так хороши, как кажутся: как и всё, что приносит деньги, есть среди них показательные и успешные, их можно видеть по дороге в Москву. В деревнях – потрясающей красоты развалины, вокруг которых раскинулись огромные кладбища. Зрелище печальное, но какое-то русское. Посмотреть стоит.

Ярославль впечатлил. Горбатые мостики, белокаменный кремль, памятник Ярославу... Всё выглядит гармонично, внушительно, но не угнетает. Отличие этой каменной архитектуры именно в её лёгкости. Удивился, почему всего этого не увидел в Новгороде. Ответа не знаю до сих пор.

Вообще, Ярославль я должен был объехать, но как-то нечаяно поал в его центр. Не пожалел.

Дальше путь лежал в Вологду. Ехал в неё долго и упорно, но почему-то так в неё и не попал. Зато попал в Череповец.

Город культурный, аккуратный. Одно не ясно: как я там оказался? Выехали из него в сторону Тихвина.

Указатели в Череповце есть. Они нас выведи на трассу. Туда же вёл и навигатор. А дорога ушла в сторону. Несмотря на указатели и пинические вопли «навитела» свернули всё же так, как шла главная дорога. Проехаи мимо зевающих «гаишников» и упёрлись в шлагбаум. Покрутились на пятачке, но дороги так и не нашли: промзона и шлагбаумы. Поехали мимо зевающих гаишнико назад.

Если у вас есть задумка что-нибудь спереть из промзоны, езжайте в Череповец. Там самые флегматичные менты.

Кстати, чуть не доезжая Чреповца мы выяснили, что багажник готовится с крыши упасть. По дороге несколько раз перекручивал его, прямил гнутые крепления, собирал-разбирал, но всё без толку. Он начал весь шататься и разваливаться. Скорость по хорошей дороге – восемьдесят, по плохой – пятьдесят. На крыше – стук, скрип. Нервы начинают сдавать.

Итак, ищем выезд из Череповца. Едем, как сказали указатели и навигатор: шесть километров по глине и гравию. Начал падать снег. Выехали на трассу. Вологду так и не нашёл.

Трасса на Тихвин – отличная. Если бы не буран и мысли о том, что в любой моент с крыши слелтит багажник, а разгружать его возможности нет.

А снег метёт уже как в феврале: со злым, холодным ветром, оседая на стёклах, фарах и этом самом злополучном багажнике.

До Тихвина – 306 километров. Иду по приборам: дорога заметена, проходят редкие фура и снегоуборочная техника. Ночь, тайга. «Назад – пятьсот, вперёд – пятьсот, а к ночи точно заметёт, что и не надо хоронить...» Что-то такое пел Высоцкий.
Начинаю с тревогой смотреть на стрелку уровня топлива. Едем уже сто пятьдесят километров, а не встретили ни одной заправки. Я много ездил по России на машине, но такого ещё не видел. Тем временем стрела подходит к нулю. Заправки нет. Жизни вокруг тоже нет. Никакой.

Лампочка горит уже больше двадцати километров. Ещё одно нажатие на педаль газа, и машины встанет. Думаю, что делать дальше. В машине – жена и ребёнок, это самое страшное. Хотя и сам я тоже в летний туфлях и лёгкой ветровке. Но об это как-то не думал, не успел.

Видим указатель: заправка через 19 километров.

Столько машина уже не протянет.

Протянула. Не знаю, что она сжигала в цилиндрах, но огромное её «спасибо». Дотащила!

Бензин дорогой и плохой. Но всё же – бензин.

Тихвин. Метёт. Видимости нет. Периодически движение в один ряд, дорога занесена полностью. Я за рулём уже больше двадцати часов.

Пригород, Ленобласть. Пью энергетик, но всё равно периодически вижу несуществующих собак, великнов, вдоль дороги – замки. Тогда останавливаюсь, курю, тру рожу снегом. Если бы не багажник и не метель, мы бы уже давно доехали.

В Питере на новой развязке навигатор теряет ориентацию. Сам нахожу съезд на Обводной канал: тут мы живём.

Доехали. Это была моя самая тяжёлая оездка, хотя не самая длинная.

А о Питере расскажу позже.

Простите за опечатки, очень тороплюсь).

Сходил в прошлое

Я, друзья мои, только что вернулся не откуда-нибудь, а из Советского Союза!
Стены покрашены в 198Х году масляной краской в приятный бледно-зелёный цвет. Шикарная стойка, сделанная из того, что тогда называли "полировкой". Окошки в стекле. Новинки на дисках: альбом Лепса 2007 года, мультик "Шрек - 2" и диск "Руки вверх". Осыпающаяся штукатурка, приклеенные скотчем плакатики. И посреди этого ээ... учреждения - огромное синее пятно из свежего платика. Угадайте, что на нём написано?
Ага. "Почта России".
Наверное, только ленивый их не поливал дерьмом. Так и я не ленивый. От меня свою порцию они тоже получат.
Итак, отслеживание посылки. Смотрим.
Почта
Второго октября посылка была отправлена из Москвы, а уже шестого была в Уфе.
Это очень неплохо, доложу я вам.
А дальше что-то странное.
Из Уфы мой пакетик пошёл в Салават. Я, правда, в олистике мало что понимаю, но, исходя из чисто географических соображений, посылка начала ходить вокруг меня кругами. Пока радует, что быстро: всё в один день. Приехала из Уфы в Салават, из Салавата - в Ишимбай.
В Ишимбае произошла "неудачная попытка вручения".
Это чё за херь?
И откуда появилось "временное отсутствие адресата?"
Не понял я чего-то.
Ну и ладно.
Но уже шестого посылка была в Ишимбае.
Сегодня - девятое.
И извещение мне так и не принесли.
Его, видимо, тяжелее принести за триста метров (от отделения до моего дома), чем притащить посылку из Москвы в Уфу.
А ведь сидят там на почте (имею в виду Ишимбай) тёти и ни хрена не делают. И удивляются, что я знаю, что моя посылка лежит у них перед носом, и я об этом знаю, хотя извещение они "пока ещё не отсылали".
Пресса сейчас в жопе, подписчиков нет.
За их дисками и стиральными порошками тоже очередей я не вижу.
А извещение за три одня отправить они не могут.
Почему?
Конкуренты у них есть. Служб доставок - масса.
И все хотят этим заработать. Кроме "Почты России". А почему? Потому что им и так неплохо живётся. Во всяком случае, складывается такое мнение.
Хотя - как ни странно - последнее время доставка из Москвы или Питера до Уфы проходит быстро. Но зато потом она вязнет в болоте местных отделений.

И возник у меня вопрос: а нафиг вообще нужна эта "Почта"?

Хроники одной ночи. Повесть-размышление. Главы последние.

Друзья и интересующиеся.
Перед вами - последняя глава хроник.
Впереди еще эпилог.
Его мы с black_professor опубликуем завтра.

Спасибо всем тем, кто ответил на нашу просьбу - мы смогли собрать немного денег.
Это очень важно. Спасибо!

Главы: первые, вторые, третьи, четвертые, пятые, шестые, седьмые, восьмые и девятые.

Collapse )

Глава последняя.
Костина.
Это был тяжелый на дух осенний день.
Хотя, кто его знает, навстречу мне бежали какие-то дети, похоже, из школы, и весело верещали о каком-то предмете и учителе, который сегодня их особенно порадовал.

Я вышел на улицу, проветрить голову, потому что не поверил своим ушам.
Я докурил уже третью сигарету, сжимая в руках телефон, куда мне только что позвонили и тоном, не терпящим возражений, попросили ждать звонка, мол, со мной будет говорить господин Буарона.
Что это за господин, я понял только сейчас.

...С того памятного вечера на моей кухне прошло несколько лет.
И вот сегодня я увидел Романа в новостях.
Я не смотрю телевизор уже лет десять... А сегодня включил. И не верь после такого совпадениям...
Приехала в Москву какая-то делегация из черт, знает откуда. Важная, спасу нет.
Кружка пива упала с моих рук и разлетелась на куски.
Среди смуглых и не очень лиц и карих глаз, мелькавших перед камерой, я узнал его сытое и довольное жизнью лицо Романа.

Он был коротко стрижен, галантно поддерживал под руки какую-то пожилую даму (потом я узнал, что это - глава какого-то латиноамериканского  министерства), улыбался камерам.
Сел за стол в группе своих коллег перед журналистами.
Перед ним на столе стояла табличка.
Romanu Buarona, Vice-President of …
Затем показывали, как эту группу принимали в резиденциях.

Там рядом с пожилой дамой был такой же пожилой господин, а вот рядом с Романом плыла божественно красивая девушка с белой бархатной кожей и миндалевидными глазами. И, как мне показалось, на пятом месяце... Мария, здравствуй.

…Телефон забвибрировал.
Я увидел тот же номер, который угрожал мне связью с загадочным Роману.
Ответил на звонок и услышал, как тогда, через годы.

- Костяааа! Костяааа! Ты меня слышишь? Я приехал, слышишь!? Я в России!..


Глава последняя.
Ромина.

Я сидел в самолете и улыбался навстречу своей стране.
Утром нас с Марией проводили наши мамы и мы выехали в аэропорт.

Я очень переживал о том, как она перенесет этот полет, потому что наш ребенок, пинавший и своей экспрессией пугавший мою любимую, мог быть против этого многочасового вояжа по небу в Москву.
Но, Маша настояла.

Она хотела лететь со мной.
Я не стал особо противиться, не найдя в себе сил лукавить себе же: я очень хотел, чтобы она была рядом.
Россия встретила нас желтыми лесами и режущим глаза холодным ветром.
Мои коллеги удивились, что тут так холодно.
Хэх.
+13С - это еще не холодно.

Я достал из рюкзачка плащ, припасенный специально для Марии.
Она вскинула на меня глаза, полные благодарности.
Улыбнулась той самой улыбкой, которую я сразу узнал в жаркой толпе встречающих когда-то.
Я обнял ее, оставив на минуту шефа - пожилую госпожу Гонсалес.

Да шеф на меня и не обижается, по-матерински глядя и улыбаясь на мои кружения вокруг будущей мамы моего первенца. Она больше обижается на своего растяпу-мужа, который бежит сейчас по взлетной полосе за своей шляпой...
Мы провели в России две недели.
И я сделал это. Не мог не сделать.

Я попросил референта своего шефа найти через российских коллег и связать меня с Костей – старый номер его мобильного был заблокирован. Я боялся, что не увижу его уже никогда. Через два часа Леонардо подал мне трубку, улыбаясь.

- Seu amigo esta na linha, o senhor!

Я взял турбку и у меня вновь вырвалось:
- Костяааа! Костяааа! Ты меня слышишь? Я приехал, слышишь!? Я в России!..